Правовая библиотека


Определение Верховного Суда РФ от 02.10.2003 N КАС03-442"Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 21.07.2003 N ГКПИ2003-471, которым было признано недействующим второе предложение абзаца 1 пункта 9 Порядка предоставления и финансирования дополнительных выплат лицам, находившимся в Чеченской Республике, утв. Постановлением Минтруда РФ от 14.02.1995 N 10"

Архив

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:



    председательствующего                             Федина А.И.,
    членов коллегии                                  Нечаева В.И.,
                                                     Кнышева В.П.,
    с участием прокурора                      Воскобойниковой Е.Л.


рассмотрела в открытом судебном заседании от 2 октября 2003 года гражданское дело по заявлению Саидовой З.Р. о признании недействующими абзацев 1 и 3 пункта 9 Порядка предоставления и финансирования дополнительных выплат лицам, находившимся в Чеченской Республике, утвержденного Постановлением Министерства труда РФ от 14 февраля 1995 года N 10 по кассационной жалобе Саидовой З.Р. на решение Верховного Суда РФ от 21 июля 2003 года, которым заявленное требование удовлетворено частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения Саидовой З.Р. и ее представителя - Абдуллаева Р.Х., поддержавших кассационную жалобу, выслушав заключение прокурора Воскобойниковой Е.Л., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



установила:



Саидова З.Р. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими абзацев 1 и 3 пункта 9 Порядка предоставления и финансирования дополнительных выплат лицам, находившимся в Чеченской Республике, утвержденного Постановлением Министерства труда Российской Федерации от 14 февраля 1995 г. N 10 и зарегистрированного в Министерстве юстиции Российской Федерации 17 февраля 1995 г., N 797.

В обоснование заявленного требования Саидова З.Р. сослалась на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат действующему законодательству Российской Федерации и нарушают гражданские права и охраняемые законом интересы граждан, жизни или здоровью которых нанесен вред при исполнении ими своих обязанностей государственных служащих в Чеченской Республике.

Верховный Суд Российской Федерации постановил приведенное выше решение.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене судебного решения в части отказа в удовлетворении заявления по мотиву неправильного применения норм материального права и неправильного определения характера возникших по делу правоотношений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене судебного решения.

Отказывая заявительнице в удовлетворении заявленного требования, Верховный Суд Российской Федерации обоснованно исходил из того, что Минтруд РФ действовал в пределах предоставленных ему полномочий, издав оспоренный нормативный правовой акт.

Так, пунктом 1 Постановления Правительства РФ от 12 января 1995 г. N 19, в редакции от 29 ноября 2000 г. N 908 "О дополнительных выплатах лицам, находившимся в Чеченской Республике" установлено, что в случае гибели (смерти), увечья (ранения, травмы, контузии) лиц, замещающих государственные должности федеральной государственной службы, федеральных территориальных органов, исполнительной власти на территории Чеченской Республики и лиц, командированных в Чеченскую Республику, выплачивается дополнительная единовременная материальная помощь:

членам семей погибших (умерших) - женам (мужьям), детям, не достигшим 18 лет (учащимся в возрасте до 23 лет), либо старше этого возраста, если они стали инвалидами до достижения 18 лет, отцам и матерям - в 100-кратном размере среднемесячной заработной платы в равных долях каждому члену семьи;

лицам, ставшим вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) инвалидами I и II групп, а также потерявшим возможность дальнейшего выполнения трудовых обязанностей по специальности, - в 50-кратном размере среднемесячной заработной платы, а ставшим инвалидами III группы, - в 20-кратном размере среднемесячной заработной платы;

лицам, получившим тяжелое увечье (ранение, травму, контузию), - в 10-кратном размере среднемесячной заработной платы;

лицам, получившим легкое увечье (ранение, травму, контузию), - в 5-кратном размере среднемесячной заработной платы.

Единовременная материальная помощь не выплачивается лицам, подлежащим обязательному государственному личному страхованию в случаях и порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Постановление также предусматривает, что Министерству труда Российской Федерации и Министерству социальной защиты населения Российской Федерации совместно с заинтересованными органами в 2-недельный срок надлежит определить порядок предоставления выплат, а Министерству финансов Российской Федерации - порядок финансирования мероприятий, предусмотренных данным Постановлением (пункт 3).

Анализ действующего законодательства по рассматриваемому вопросу привел Верховный Суд Российской Федерации к правильному выводу об отсутствии каких-либо противоречий между утвержденным Минтрудом РФ Порядком и федеральным законом и по своему содержанию.

Абзацем 1 пункта 9 Порядка установлено, что средний заработок для установления размера дополнительной единовременной материальной помощи определяется в соответствии с действующим порядком исчисления среднего заработка. При этом для лиц, принятых на работу в Территориальное управление федеральных органов исполнительной власти в Чеченской Республике, федеральные территориальные органы исполнительной власти на территории Чеченской Республики и проработавших менее трех полных месяцев, расчетным периодом является время фактической работы.

Из содержания данного предложения следует, что содержащаяся в нем норма носит бланкетный (отсылочный) характер, поскольку она непосредственно не устанавливает порядок исчисления среднего заработка для определения размера дополнительной единовременной материальной помощи, а отсылает к действующему порядку исчисления среднего заработка.

Никаких противоречий федеральному закону в первом предложении абз. 1 п. 9 не содержится и не может содержаться, учитывая его содержание, а также то, что согласно п. 10 Порядка выплата дополнительной единовременной материальной помощи производится сверх выплат по государственному социальному страхованию и (или) выплат в возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту). Анализ приведенного пункта Порядка в совокупности с нормами Постановления Правительства Российской Федерации от 12 января 1995 г. N 19 "О дополнительных выплатах лицам, находившимся в Чеченской Республике" свидетельствует о том, что выплата дополнительной единовременной материальной помощи представляет собой дополнительную меру социальной защиты лиц, пострадавших в результате кризиса в Чеченской Республике, правовой базой для которой является именно указанное Постановление Правительства Российской Федерации, а не нормы ГК РФ, в частности, глава 59 Гражданского кодекса РФ, как это утверждается заявительницей в кассационной жалобе.

Поскольку рассматриваемый вид выплат носит дополнительный и добровольный со стороны Правительства РФ характер, многочисленные утверждения Саидовой З.Р. о несоответствии оспоренных положений Порядка требованиям ГК РФ, Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и других федеральных законов несостоятельны.

Учитывая такой характер рассматриваемого порядка выплат, не может противоречить Закону и абзац 3 п. 9 Порядка, предусматривающий, что при изменении в период между расчетным периодом и днем выплаты дополнительной единовременной материальной помощи должностных окладов (тарифных ставок) по отрасли или в организации исчисленный средний заработок индексируется на коэффициент этого повышения.

Установив дополнительные выплаты лицам, находившимся в Чеченской Республике, Правительство Российской Федерации, как указано выше, уполномочило на определение порядка предоставления выплат Минтруд России, который вправе был предусмотреть оспариваемый механизм индексации единовременной материальной помощи, в частности, в зависимости от коэффициента повышения должностных окладов (тарифных ставок).

В связи с этим несостоятельно и утверждение Саидовой З.Р. о несоответствии абзаца 3 п. 9 Порядка Закону РСФСР "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР".

Однако, поскольку второе предложение абзаца 1 п. 9 Порядка ("При этом для лиц, принятых на работу в Территориальное управление федеральных органов исполнительной власти в Чеченской Республике, федеральные территориальные органы исполнительной власти на территории Чеченской Республики и проработавших менее трех полных месяцев, расчетным периодом является время фактической работы") пришло в противоречие со дня введения в действие Трудового кодекса РФ с его частью 7 ст. 139, которая предусматривает, что особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного настоящей статьей, определяются Правительством РФ с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

В связи с изложенными обстоятельствами предложение 2 абз. 1 п. 9 Порядка суд обоснованно признал недействующим с 1 января 2002 года (со дня введения в действие Трудового кодекса РФ).

С учетом изложенных мотивов кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 360 и 361 ГПК РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



определила:



решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 июля 2003 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Саидовой З.Р. - без удовлетворения.



Полезная информация


Российское законодательство Следующий документ Право России, интернет библиотека

Партнеры

Новости сайта

Авто новости

Недвижимость

Разное

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru